ОБД «Мемориал»

Книга памяти




Тема переселения в художественной литературе

«…Заросла эта земля лесами, потому что без мужика земля пустыня, земля-неродиха. Работали пермяки и сравнивали эту землю с пройденными землями, и все находили, что это самая добрая страна, таежная страна. Все здесь мягко и округло: округлы сопки, округла бухта, долины и распадки, даже речки и те звенят не так резко и назойливо, а тоже мягко и округло. Было чему радоваться, на чем остановиться глазу, потеплеть сердцу…»

Басаргин И.У. В горах тигровых: роман.

Басаргин И.У. Дикие пчелы: роман.

Басаргин И.У. Сказ о Черном дьяволе: повесть.

Гомзяков П.И. Долина р. Сучана: стихи.

Деменок М.С. У залива Виктория: роман.

Дракохруст А. Переселенцы: стихи.

Кобраков П. Новосел: стихи.

Лапузин Б. Обыкновенная история: стихи.

Медведев Н. На Дальний Восток: стихи.

Смирнова Л. Переселенцы: повесть.

Басаргин И.У. В горах Тигровых: роман. – М.: Сов. Писатель, 1975.-335 с.: ил.

О русских переселенцах, освоивших и защитивших от иноземцев Приамурье и Дальний Восток. В центре произведения – династия бунтарей – пермяков Силовых, первопроходцев, предводителей крестьянской вольницы, которая положила начало заселению диких таежных земель.






Басаргин И.У. Дикие пчелы : [роман] - М. : Вече, 2010. - 395,[2] c. - (Сибириада).

Роман известного приморского писателя посвящен освоению раскольниками и переселенцами Зеленого Клина – таежного края на берегу Тихого океана. Один из героев романа Иван Воров вспоминает: « …Три года да еще с хвостиком добирались сюда… Шли зимами, летом пахали пашни, сеяли хлеба, чтобыть на зиму едомы хватило. Вот и пришли. Вышло нас много, а сюда пришла горстка. Вот с энтой горстки –то и зачалась жисть в этих сопках…»





Басаргин И.У. Сказ о Черном Дьяволе: повесть. – М.: Молодая гвардия, 1971. – 222 с.: ил.

«Черный Дьявол» - повесть о тяжелой жизни крестьянства в царской России. Нужда и бесправие сгоняют людей с насиженных мест. Первые переселенцы из центральных областей мечтали обрести в дальневосточной тайге свободу, собственную землю, сытую жизнь. Однако, разрозненные, разъединенные друг от друга, они стали жертвой беспощадных хищников, таких, как купец Безродный. С тяжелой судьбой людей также переплеталась и судьба собаки, Черного Дьявола, образ которого приобретает в повести символическое значение.



Гомзяков П.И. Долина р. Сучана: стихи // Гомзяков П. В душе моей ношу я мир ... : сб. стихотворений / сост. Б.Г. Андрюков. – Владивосток, 2012. – С. 132-137.

Это первое и наиболее полное издание творческого наследия П.И. Гомзякова, первого поэта Владивостока. В сборник вошли авторские сборники произведений поэта «Через тернии к звездам», «Два светоча», «Ad astra», «Две свечи» и другие, опубликованные малыми тиражами в 1885-1916 гг. Отрывок из сборника «Ad astra» «Долина р. Сучана» посвящена знаменитой Сучанской долине и переселенческому с. Екатериновка.




Долина р. Сучана

Дорога вьётся вдоль залива...
Песок сверкает золотой,
И пену волны оставляют
На нём извилистой чертой.
Здесь дышит всё таким покоем,
Такою чистой красотой,
Что снова хочешь верить счастью,
Что снова хочешь жить мечтой!
Кругом в плюще и повилике
Ковёр узорный из цветов -
Из пышных ирисов и лилий,
И нежно - синих васильков...
Бегут навстречу и мелькают
Поля пшеницы и овса,
И золотистой кукурузы...
А сбоку тянутся леса.
Какой здесь воздух!
Полной грудью
Вдыхаю острый аромат
Хлебов и трав и чернозёма...
И дальше, дальше кони мчат.
Но вот пред нами вырастая,
Средь поля высится стена
Отвесных скал с зубчатой кроной
И прихотлива и стройна.
В ней, точно башни и бойницы
Торчат отдельные зубцы.
И так и кажется - за ними
Стоят с оружием бойцы.
Екатериновка
К подножью каменной громады
Уютно лепится село,
Куда случайно нас судьбою
С N.N. на тройке занесло,
Здесь все знакомые картины:
Телята, свиньи, глупый гусь,
Не просыхающие лужи... Да!
Это ты святая Русь !
После яичницы и чая
В прохладной хате Долгаля,
Нас кони новые помчали,
Ушами бойко шевеля.
Старик Долгаль, король пчелиный,
Двух тысяч ульев командир !
Ты угостил нас мёдом славным,
Пусть над тобою будет мир!
Успел ты вовремя покинуть
Плохой черниговский надел
И в крае тигров и хунхузов
На чернозёме здесь осел.
Сначала шли дела неважно:
Сучан шалил и “пьяный хлеб”,
И хворь на скот тебя смущали,
Да помогли Борис и Глеб!
Теперь не то - пантов целебных
Набил ты много на веку,
Да пчёлки тоже порадели
Набить кубышку старику.
Поля распаханы чудесно
Рукой наёмных каулей...
Не налюбуешься красою
Екатериновских полей!
Чего тут только не увидит
Пришелец из далёких стран :
Кунжут, табак, чумизу, пайзу
Вот он какой у нас Сучан!
О, мой читатель благосклонный!
Тебя я, верно, утомил
Непоэтическою вставкой
О жизни здешних воротил?
Но дальше. Взвилась тройка птицей. -
И полетели мы опять
К досаде комаров туземных,
Не успевавших нас кусать.
Ямщик попался говорливый:
Он кнутовищем всё махал
И всю дорогу презабавно
Своеобразно описал:
“Вон там синеется вершина:
То вишь, “Макарова гора”,
На стол большой она похожа,
Туман на ней- не жди добра,
Та “Шапкой Сенькиной” зовётся;
Ей кличку, видно, ловкий пёс
Придумать впору ухитрился-
А слева “Чёртов, вишь, утёс”.
Тут наш ямщик оборотился
И, хитро вдруг прищурил глаз,
Промолвил нам : “Письмоводитель
Семён Иваныч есть у нас.
Кажиный раз на этом месте,
Когда покажется она,
Семён Иваныч, скажешь, ваша
Вон и фуражечка видна.
Известно дело-он письменный
И любит, чтобы честью - честь.
Ну, да и нам перепадает,
Коли раздобрится поднесть.»
И долго бойкий калужанин
......................
И от души N.N. смешливый
Над меткой речью хохотал.
Дорога в горы повернула.
Пошли леса стеной опять,
И пади стали надвигаться-
“Кабанья падь”, “Оленья падь”...
Следы недавних наводнений
Носили пади между круч.
Вот с громким рокотом несётся
Навстречу нам “Лозовый ключ”.
Сверкая пеной белоснежной,
Он бурно мчится между ив
И в чаще прячется тенистой,
Как плугом земли взбороздив.



Деменок М.С. У залива Виктория: роман. – Владивосток: «Дюма», 2002. – 306 с.

Роман «У залива Виктория» - это новые малоизвестные страницы ушедшего века Дальнего Востока: о первопоселенцах и основателях Приморья. С каким чрезмерным, почти нечеловеческим упорством первопроходцы обживали и осваивали отдаленные земли обширной российской империи у края океана. А в годы гражданской войны с размахом развернули партизанское движение, с оружием в руках отстаивали родную землю.








Дракохруст А. Переселенцы: стихи // Здесь Россия моя…: стихи сов. поэтов о Дальнем Востоке / сост. Ю. Кашук. - Владивосток, 1980. – С. 158-159.













Переселенцы

Как флаг над баржой – полотенце,
Петухами расшитое красными,
А на палубе – переселенцы,
А на палубе – люди разные.
Попритихли. И смотрят – робкие –
На замшелые скалы, на сопки,
На кочку, на мошку проклятую,
На космические закаты.
Только слышится: - И-и… Ребяты! …
Только блазнятся избы отчие,
И обратно хочется очень…
Да куда там! На мешках – детишки сопливые,
Над детишками – бабы хмурые,
Слава богу, что терпеливые,
Ведь другие б завыли сдуру.
… А баржа плывет по Амуру…
И какой-то солдат отчаянный
Все колдует над старым чайником,
Уплетает курскую кашу,
Прижимает курскую Глашу…
А мальчишка руками машет,
А мальчишка едва не пляшет,
На чудные глядит места:
- Кр-р-расота!..



Кобраков П. Новосел: стихи // Здесь Россия моя…: стихи сов. поэтов о Дальнем Востоке / сост. Ю. Кашук. - Владивосток, 1980. – С. 136-137.










Новосел

В пиджаке суконном нараспашку,
Кепку сжав взволнованно рукой,
Он стоял, как в поле перед вспашкой,
На корме, забрызганной водой.
Перед ним в веселом ярком свете
Громоздились в бухте корабли.
Штурмовал крутые сопки ветер,
Вставшие гигантами вдали.
О литые горные отроги
Бились волны, брызгами пыля…
Много дней колхознику в дороге
Снилась эта дальняя земля.
А теперь вот – Обнимай родную;
Дикая, а все-таки – своя…
Улыбнулся… дескать, и такую
Обживем, распашем под поля.
У прибрежья, над волной зеленой,
Вился чаек шумный хоровод,
И казалось,
Словно плуг огромный,
Ниву-море пашет пароход.



Лапузин Б. Обыкновенная история: стихи // Лапузин Б. Грань. – Владивосток, 1979. – С. 81.












Обыкновенная история

Лет не мало, как здесь поселились
Из земель костромских мужики.
И кормились они и поились
Поначалу из щедрой реки.
Только тигры бродили в округе,
Только кедры росли к облакам.
И крестьянские славились руки,
И хватало забот мужикам.
И река, как великая милость,
все текла, и текла, и текла.
Ах, какая в ней щука водилась,
А какая горбуша была!
Торопилась сима нереститься
Из соленой морской стороны –
Так вкусна, так хрустальна водица,
Берега зеленым-зелены.
За рекой опускались закаты,
Как жар-птицы, пылали вдали,
И к парням выходили девчата,
И не выйти никак не могли.
И дошел к нам двужилен да статен
Этот род костромских мужиков.
И на месте всей той благодати
Разрослись корпуса предприятий,
Разгуделись басы проводов.



Медведев Н. На Дальний Восток: стихи // Советское Приморье: лит.-худож. альм. – 1941. – N 1. – С. 235-236.













На Дальний Восток

Колхозники едут на Дальний Восток…
Сказочный край уже не далек…
Пятые сутки в пути эшелон,
Солнцем и молньями искр опален.
В небо упершись вершинами гор,
Радует взор необъятный простор.
Ветры Урала, Сибири туман,
Скоро ли грудь распахнет океан?
Ночь. Поезд мчится. В вагоне темно.
Старик приподнялся и смотрит в окно.
Сел. Деловито цыгарку скрутил,
Спичку зажег и вагон осветил.
Махорка затлела, дымок закружил…
Старик неспокоен – он много прожил.
В деревне, откуда лежит его путь,
Сады по-весеннему пышно цветут.
Он помнит, когда молодым еще был,
Своими руками деревья садил.
Так годы текли, вырастали сады,
Старел садовод, созревали плоды.
Он собственным потом сады поливал –
Помещик спасибо ему не сказал…
Но жизнь всей страны изменила русло,
Колхозным зовется родное село.
И жизнь молодеет, и сад уж не тот,
Стал знатным в колхозе старик-садовод.
Мечтает старик… и порою во сне
Он ходит по всей необъятной стране.
Кругом зеленеют деревьев ряды,
Взращенные им молодые сады…
Но сон станет явью, и близится срок –
Колхозники едут на Дальний Восток.
Собрался и он. Но сначала тужил,
Прощаясь с деревней.
Он много прожил,
Быть может и смерть-невидимка близка,
И сердце щемила немая тоска.
Как ветер под вечер в песчаной степи –
Тяжелые мысли угасли в пути.
Он все передумал и ночи не спит –
Работа большая ему предстоит.
Он видит за ночью незримый пустырь,
Долин уссурийских зеленую ширь.
Поднимутся села в далеком краю,
И в них по утрам петухи запоют.
Работа большая здесь всем предстоит,
Старик неспокоен, он ночи не спит.
Он знает – недолгие годы пройдут –
В обжитых просторах сады зацветут.
Мечта эта былью в делах оживет…
А поезд все мчится и мчится вперед…
Цыгарка погасла, старик задремал.
Тайга расступилась, сверкает Байкал.
И путь до Приморья уже недалек.
………………………………………
Колхозники едут на Дальний Восток!
1940 г.

Смирнова Л. Переселенцы: повесть. - Владивосток: Дальневост. кн. изд-во, 1997. – 170 с.

Повесть посвящена истории поселения Американка. Именно сюда прибыли главные герои повествования - переселенцы Иван и Онисья Извозчиковы. Об их нелегкой судьбе, радостях и невзгодах, умении преодолевать трудности благодаря неиссякаемому запасу человеческой доброты и энергии рассказывает непрофессиональный автор - Любовь Ивановна Смирнова. Описываемые события в повести во многом пережиты ею лично. С Находкой, (бывшей Американкой) автора связывают незабываемые воспоминания. Вот эти-то впечатления, наблюдения, дополненные бесхитростными рассказами ветеранов и старожилов и легли в основу книги.







Наверх

pgpb.ru ПКПБ им А.М. Горького 2013-2016